Каждый хотел бы чем-нибудь владеть – и стремится к этому

Рыночная экономика делает ставку на частную собственность. Владельцы фирмы имеют до­ходы лишь в том случае, если они с успехом трудятся. Рабочие и служащие получают свои дохо­ды от того, что они работают на частных фирмах. С этими деньгами они могут приобрести собствен­ность или ее приумножить, например, купить авто или дом или открыть свое дело.

В коммунистических или социалистических стра­нах нет частной собственности, ну скажем, нет фирм, жилых домов или отелей в частном владении. Ни­кому не разрешено владеть бюро обслуживаниями, автомастерскими или туристическими бюро. Врачи, адвокаты или архитекторы — люди свободных про­фессий являются служащими государственных уч­реждений. Честным трудом люди не могут добить­ся ничего; труд ценится невысоко — отсюда и рабо­та «спустя рукава».

Коммунизм и социализм опираются, по крайней мере теоретически, на коллективную собственность. Все предприятия и вся прибыль, получаемая в ре­зультате деятельности, должна принадлежать наро­ду. Люди, называемые «трудящиеся», должны полу­чать одинаковую зарплату.

Какая из форм собственности справедливее — рыночной экономики или социалистического пла­нового хозяйства?

Спор вокруг этого вопроса десятилетиями делил мир на два лагеря. Страны с рыночной экономикой и страны с плановой экономикой непримиримыми врагами стояли друг против друга.

Сегодня исход спора очевиден — плановая эко­номика сама себя ликвидировала.

Откуда же произошли эти разногласия?

Откуда произошла идея коллективной собственности

В середине 19 века началась индустриализация Ев­ропы. Большинство рудников, металлургических за­водов и текстильных фабрик было частной собствен­ностью. Эти предприятия очень часто были един­ственным работодателем в округе; всюду была ни­щета. Люди должны были трудиться на этих пред­приятиях, чтобы прокормить себя и свою семью.

Многие предприятия бесцеремонно этим поль­зовались. За 12-часовой рабочий день они выплачи­вали жалкую зарплату. Не было медицинского об­служивания, жили впроголодь, не было отпусков. Людей нещадно эксплуатировали, государство не за­щищало их от всемогущих фабрикантов.

Карл Маркс (1818-1883) стал популярен благо­даря тому, что изображал условия жизни рабочих. И 23-я глава из 1-го тома его книги «Капитал» дол­жна была изменить мир. В этой главе Маркс связы­вает печальную участь рабочих с частной собствен­ностью предприятий.

Вывод Маркса: частная собственность должна превратиться в общественную, то есть в коллектив­ную. Тогда больше не будет господствовать один че­ловек над другим, тогда «капиталисты» не будут больше класть к себе в карман прибыль, тогда вся прибыль достанется народу. Эта идея очаровывала многих; она вызвала в 1917 году Октябрьскую ре­волюцию в России и привела к строительству ком­мунистических и социалистических систем.

Маркс недоглядел важнейшие вопросы, вот три из них: как должна функционировать экономика, опирающаяся на коллективную собственность? Она будет управляться сама собой? Какие правила игры будут вместо законов рынка и конкуренции?

Люди в бывших социалистических странах Вос­точной Европы так и не получили убедительного от­вета на эти вопросы. Их обманывали, когда им го­ворили: придет день и коммунизм перегонит капи­тализм — это произойдет само собой, автоматичес­ки, ибо это, мол, «закон истории».

Вопреки этой пропаганде, все больше и больше людей понимало: там, где частная собственность за­прещена, экономика топчется на месте, а если это так, то и благосостояние людей — скромно. Коллек­тивная собственность означала в конце концов ни­щету для всех.

Раньше частная собственность в Китае была чуть ли не ругательст­вом, сегодня люди могут владеть землей. Посмотрите на лицо этого крестьянина: оно гордое и счастливое, наконец-то быть хозяином своего урожая. Для народного хозяйства это тоже важно: у него урожай намного выше, чем у государственных крестьян.

И у собственности есть «сторож»

Без свободной соб­ственности нет рыноч­ной экономики. Но ни один гражданин и ни одно производство не может использовать свою собственность во вред другим; это бы ог­раничило их собствен­ность и свободу. Но кто же в жизни следит за тем, чтобы не соверша­лись экономические злоупотребления? Все очень просто. Конку­ренция!

Related posts

Leave a Comment