Монополисты взвинчивают цены — чаще всего…

9
Тот, кто в пустыне торгует водой, всегда имеет прибыль, а у кого монополия на торговлю — у того сверхприбыль, так как он один диктует цены при гарантированном спросе.

Как-нибудь попробуйте на почте поторговаться насчет почтовой марки. Вас высмеют. Почта одна имеет право продавать почтовые марки и определять цены — она является монополистом (этот термин взят из греческого: monos — единственный, polien — продавать). Почта, в свою очередь, обязана принять любое письмо и доставить его адресату за определенную цену, независимо от того, живет ли он через три улицы от почты или на отдаленном острове.

Такие государственные монополии есть при любой рыночной экономике. Правительства, скажем, решили взять энергоснабжение под государственный контроль. Это должно гарантировать каждому гражданину право на пользование электричеством, газом и водой. По этой же самой причине во многих странах под государственным контролем находятся и железные дороги. Государство дает гарантии населению, что любой и каждый может по установленному расписанию ехать куда угодно. Если, скажем, некоторые участки железной дороги нерентабельны, потому что поезда идут полупустыми, то издержки в этом случае государство берет на себя. На примере почты, железной дороги и энергоснабжения речь идет о монополии на предложение. Цены установлены твердые, и потребителю остается всего лишь решить, в каком количестве ему пользоваться этим предложением.

Существует еще и государственная монополия на спрос. Тот, кто производит локомотивы, может продать их только государственной железной компании, ибо только она является единственным покупателем. То же самое мы видим на примере армии: она является самым главным заказчиком военного завода, изготовляющего ракеты, танки и оружие.

Есть, конечно, и монополии, в которых государство не участвует. Например, турист из Великобритании посетил Австрийские Альпы. Высоко в горах он заходит в магазинчик и видит, что хозяин торгует местной водкой. Турист покупает бутылку и доволен, потому что хозяин уступил ему в цене. Но каково же было его удивление, когда он на другой день в близлежащем городке увидел ту же самую водку, но много дешевле, чем в горах.

Владелец магазинчика в горах по-своему, но совершенно правильно понял, как действует рыночная экономика; там, наверху, он это хорошо знал, он один торгует водкой. Здесь в горах он был вне конкуренции, туристы не могли ходить от магазина к магазину и выбирать, где дешевле водка. Здесь он был монополистом и мог диктовать цены. И в самом деле, ведь он никому не навязывал свой товар. Случай с англичанином лишний раз показывает, как монополии могут взвинчивать цены и почему необходима конкуренция.

Несколько лет тому назад калькулятор считался роскошью. Технический прогресс превратил его в товар массового спроса.

Рационализаторы и конвейеры экономят деньги

Первые нейлоновые чулки были очень дорогие. За пару чулок, которая стоила 20 марок, рабочий тру­дился 20 часов. Благодаря улучшающейся технологии чулки становились все дешевле. Сегодня их можно купить намного дешевле, рабочий тратит на их изготовление считанные минуты.

Таких случаев в рыночной экономике очень много, они и являются двигателями прогресса. И кварцевые часы, и калькуляторы вначале стоили це­лое состояние. Здесь нет ничего удивительного. Ка­кая же фирма возьмет на себя огромные затраты, если она не уверена, что сможет вернуть их в виде высоких цен за продукцию. Постепенно, уже в рас­чете на высокую прибыль, возрастает число конку­рентов. Это они придумали новую технику и кон­вейеры. Соревнование постоянно приводило к па­дению цен.

Почему сговор взвинчивает цены

Если в маленьком городке бок о бок живут две стро­ительные фирмы, то чаще всего это приводит к ожесточенной конкуренции. Не всегда они бывают обеспечены работой, чтобы безбедно существовать.

Вы же не станете брать сразу десять пакетов соли лишь потому, что она подешевела на несколько рублей, а если Вам встретится Ваш любимый шоколад по сходной цене, разве Вы сможете удержаться? Почему мы поддаемся таким искушениям? Читайте об этом в тексте, рядом стоящем.

И тут может произойти вот что: либо одна из фирм вытеснит другую и будет править балом на рынке, либо они заключат джентльменские соглашения.

Именно чаще всего так и происходит. Фирмы дого­вариваются о ценах, завышенных, конечно, и от это­го сговора страдает клиент.

Договорные цены в любой сфере тормозят со­ревнование. Поэтому такие соглашения запрещены в большинстве стран. Противозаконны также дого­воры: фирмам запрещается делить территории на сферы влияния по части торговли и услуг с целью изжить конкуренцию.

Экстренные предложения, что за этим кроется

Есть товары, без которых нам просто не обойтись, независимо от того, сколько они стоят. Кто станет, например, принимать таблеток больше, чем ему предписано, даже если лекарство вдруг подешевело? Или, наоборот, сократит прием только от того, что оно стало дороже. Но бывают товары цены на кото­рые нас не оставят равнодушными: скажем, в мага­зине начали торговать пивом по смехотворной цене, покупатели начнут брать пиво ящиками. То же са­мое произойдет и со сладостями, стиральным по­рошком, маслом и даже автомобилями. Спрос на популярную марку резко возрастет, если цена на нее будет снижена, а если же увеличатся производствен­ные расходы, соответственно взлетят и цены на автомобили, и спрос на них сократится. Эта взаимо­зависимость между спросом и изменениями цен на­зывается эластичностью цен. Спрос на таблетки или соль нельзя назвать эластичными, но спрос, напри­мер, на шоколад очень даже эластичен. Экстренные предложения бывают только на некоторые товары, например, пиво — чаще всего это могут позволить супермаркеты или универмаги. Фирмы снижают цены, и за счет этого увеличится товарооборот.

Никто ничего не дарит, скидки дают прибыль

Скажем, завод, изготовляющий карманные прием­ники, получает заказы очень нерегулярно. Иногда это 3000 приемников, иногда 1000, а иногда и 6000 штук. Таким вот образом, к концу года набирается около 80000 приемников. Непредсказуемое поступ­ление заказов имеет большой минус: если заказов много, то на заводе царит оживление — нужно со­здавать дополнительные смены, а если мало, то за­вод работает в полмощности. Фабрикант призыва­ет своих клиентов брать товар большими партиями и по заранее составленному графику: к такому-то сроку — 60000 штук, а к следующему — 20000 штук. Завод работал бы без спешки, а коллектив имел бы постоянную работу. Расчеты, в свою очередь, про­изводились бы не в малых суммах, а в крупных. В свою очередь, фабрикант мог бы снижать цены оп­товым покупателям. Такое снижение цен называет­ся скидкой (Rabatt). На итальянском торговом язы­ке это называется скидкой. Оптовый продавец уже решит, положит ли он эту скидку в карман или эта скидка, целиком или частично, отразится в рознич­ных ценах.

Почему на некоторые товары сознательно завышают цену

Экономической науке известна парадоксальная теория: эффект снобов. По этой теории фирме выгодно сознательно на какой-то товар держать очень высокую цену, так как от этого спрос увеличивается. Называ­ется это волшебным словом «престиж». Тот, кто стремится показать своим окружающим, что у него есть деньги, позволяет себе роскошь. 

Например, Rolls-Royce (эта модель стоила в 1992 году более 430000 марок). Разве от этого его технические данные лучше, чем, скажем, Cadillac или Mercedes-Benz? Вряд ли. Но Rolls-Royce — нечто особенное.

Related posts

Leave a Comment